10 выдающихся станций метро

Несмотря на то что по привычке весь мир все еще считает московское метро самым красивым, за несколько последних десятилетий в разных концах света открылось немало станций, которые теперь позволяют своим метрополитенам побороться за звание самого впечатляющего в мире.

  1. mini_metrolujo_550«ХАЛИД БИН АЛЬ-ВАЛИД» (KHALID BIN AL WALEED) — визитная карточка метрополитена Дубая. Пока придуманная Захой Хадид станция «Король Абдулла» и другие подобные архитектурные аттракционы все еще только в проекте, именно фотографии пересадки на «Халид бин аль-Валид» чаще всего попадают в путеводители и трэвел-блоги. На станции, соединяющей две линии дубайского метро, соседствуют футуристический дизайн и роскошный декор в виде огромных хрустальных люстр, похожих на свисающих с потолка медуз. Прочие драгоценности не бросаются в глаза, но будьте уверены, они есть: власти эмирата не жалели денег на украшение своей транспортной системы.
  2. «ТОЛЕДО» (TOLEDO) открыла двери для пассажиров неаполитанского метрополитена в 2012 году и собрала обильный урожай архитектурных и дизайнерских призов. Самая красивая станция в Европе, самая интересная станция в мире, общественное здание года — благодаря ей ни один перечень выдающихся подземок не обходится теперь без Неаполя. «Толедо» выглядит как дворец морского царя. Над эффектом волшебного погружения поработали два кудесника: каталонский архитектор Оскар Тускетс, выложивший стены, потолок и пилоны мелкой керамической плиткой всех оттенков синего, и южноафриканец Уильям Кентридж, создавший световую обстановку подземных залов.
  3. «ВЕСТФРИДХОФ» (WESTFRIEDHOF) прежде не слишком выделялась среди других станций мюнхенской U-Bahn — считающейся не только самой удобной в мире системой подземного транспорта, но и одной из самых ярких. Однако все изменилось в 2001 году, когда над платформой станции появились грандиозные лампы (почти 4 м в диаметре), подсветившие перронный зал желтым, красным и синим. Добавьте к этому ярко-синюю подсветку путевых стен — и станет очевидно, почему эту станцию облюбовали для съемок немецкие модные фотографы, а сама она непременно значится почти в каждом рейтинге выдающихся объектов метро.
  4. «ДРАССАНЕС» (DRASSANES) в Барселоне — станция, которую вряд ли удастся миновать туристу. Расположенная в начале бульвара Рамбла, в непосредственной близости от терминалов круизного порта и в нескольких минутах ходьбы от парка Монжуик, станция не так давно пережила полное обновление и превратилась в одно из самых футуристических архитектурных сооружений мира. Стерильно-белый дизайн с черными и ярко-зелеными акцентами, пол, декорированный тонкими линиями, напоминающими микросхемы, мертвенно-белый свет — все это похоже то ли на внутренность космического звездолета, то ли на участок метрополитена для роботов из отдаленного будущего.
  5. «АВТОВО» — наглядная иллюстрация того, что в советскую эпоху строить помпезные станции умели не только в Москве. Эта станция Ленинградского метрополитена, открывшаяся в 1955 году, — одна из самых роскошных в метро сталинского периода. Наиболее примечателен в ее декоре необычный облицовочный материал: 16 из 46 колонн покрыты рельефным стеклом (первый случай применения стекла для облицовки в метро). Колонны кажутся сделанными из сплошного стекла: изнутри панели имеют огранку, и свет отражается от граней, а не от бетонной сердцевины, надежно скрывая ее от глаз.
  6. «СТАРЫЙ ПОРТ» (VIEUX PORT) в Марселе — пример того, как можно достичь яркого впечатления, не потратив астрономических сумм. Здесь нет ни мрамора, ни позолоченных узоров, ни узнаваемого почерка кого-нибудь из архитектурных прим современности. Однако станция попала в список местных must see — благодаря отделке натуральными морскими камнями, оттеняющими ярко-желтые стены, динамичным световым проекциям, аквариумам с живыми рыбами и обонятельным спецэффектам: на станции и в подземном переходе морем пахнет сильнее, чем в самом Старом порту.
  7. «ОЛАЙАС» (OLAIAS) в Лиссабоне — одна из тех станций, которая нравится не только эстетам и архитектурным критикам. Над эскалаторным залом простирается разноцветный витражный потолок, похожий на калейдоскоп или костюм арлекина, а колонны-«трубы», украшенные заклепками, поражают воображение. Открытие станции было приурочено к проходившей в 1998 году в Лиссабоне Всемирной выставке — как и вся Восточная линия (в португальской столице ветки метро имеют собственные названия: кроме Восточной есть также линии Каравеллы и Подсолнечника, а самая старая с 1959 года носит имя Чайки).
  8. «МЬЮЗЕУМ» (MUSEUM) найдет достойное применение, даже если власти Торонто вдруг решат отказаться от использования сабвея — в таком случае эта станция может стать храмом всех религий. После завершившейся в 2008 году реставрации колонны подземного зала, прежде напоминавшего обычную московскую «сороконожку», украсились скульптурными изображениями божеств со всего света. Авторы перевоплощения — местное архитектурное бюро Diamond Schmitt Architects.
  9. «ТЕНСТА» (TENSTA) стокгольмского Tunnelbana удачно совмещает в себе то, что принято ассоциировать со скандинавским стилем — функциональность без потери индивидуальности и социальную ориентированность. Хельга Хеншен, работавшая над обликом станции, посвятила ее проблеме адаптации мигрантов в обществе. Примечательны здесь не открытые скальные породы (ими в стокгольмской подземке, больше чем наполовину вырубленной в скалах на глубине до 30 м, никого не удивишь), а совмещение наивных живописных мотивов и простых шрифтовых композиций на 18 языках.
  10. «УНИВЕРСИТЕТ ЧИЛИ» (UNIVERSIDAD DE CHILE) в Сантьяго не только пропускает через себя больше 60 тысяч человек в день (и при этом не считается загруженной — избегать затруднений помогает система многочисленных входов и выходов, ведущих в разные части центра города), но и делает зримой чилийскую национальную идею. Художник Марио Тораль создал на стенах станции огромную композицию в традиционном и очень любимом в Латинской Америке жанре мурали. Ее колоссальные формы призваны привлечь внимание к историческим трагедиям, победам и религиозной жизни Чили.
Читайте также:  Пиво Японии: Ginga Kogen Beer, Hitachino Nes